Алтайский Краевой Инновационный Банк Данных
Министерство экономического развития Алтайского края
Управление инновационного развития и кластерной политики 
Алтайский Центр
Кластерного Развития
Новости

Ректор Алтайского государственного университета Сергей Землюков дал интервью Электронному изданию «Наука и технологии России»

Пятница, 10 августа 2012, 09:59

Сергей Валентинович, каким вам рисуется образ будущего российского образования – скажем, лет через 20?

– Я предполагаю, во-первых, более качественный подъём российской системы высшего образования, вхождение ведущих исследовательских групп и ведущих университетов в мировые рейтинги – под этим уже есть основа: и национально-исследовательские, и федеральные, и два национальных университета – Московский и Санкт-Петербургский. Во-вторых, крупные региональные университеты станут «локомотивом» развития региональных территорий и решения межрегиональных проблем. А в-третьих, наши вузы должны вписаться в общемировое образовательное пространство: мобильность, совместные программы и проекты, сетевое образование – всё это должно получить развитие.

Образ весьма реалистичный. Вы не делаете фантастических прогнозов?

– Я не хочу быть футуристом, который рисовал бы что-то совершенно новое, что должно войти в проект будущего. Футуристический прогноз – это на 2050 год, а 20 лет – это не так далеко и не такая уж большая фантастика. Мне кажется, сегодня очень важно стратегически понимать, куда мы идём и какие обозначены направления развития образования. В нынешней Стратегии развития образования до 2030 года заложены два основания, от которых можно отталкиваться. Во-первых, принимается закон «Об образовании», который готовился год с лишним и прошёл уже достаточное обсуждение. Второе – Министерство образования и науки России подготовило программу развития образования. Есть от чего отталкиваться, но есть и какие-то болевые точки, проблемные сферы, которые надо учесть и поставить цель устранить их.

Какие вы лично видите болевые точки в российском образовании?

– Образование – это широкая сфера. Мне проще говорить о высшем образовании, но тем не менее я считаю, что болевые точки есть и на других уровнях образовательной системы России. Сквозная тема – это качество образования, проблема с ним присутствует на всех уровнях. Это отражается на нас: мы видим, какие выпускники школ к нам поступают и какие мероприятия необходимо срочно предпринять, чтобы не только вернуть качество советского образования, но и выйти на тот уровень, который предоставляют лучшие в мире вузы.

Как вы думаете, может ли в скором времени произойти модернизация самого понятия «университет»?

– Скачок, несомненно, может произойти: например, с точки зрения различных дистанционных методов образования. Но при этом мне кажется, что в образовании, наряду с инновациями, всё-таки должна сохраняться и консервативная составляющая. Ничто и никогда не заменит общение учителя и ученика, студенческое общежитие, кампус, вузовскую аудиторию. Вполне вероятно, что можно будет получать образование, не выходя из дома. Но реальное общение и реальная студенческая жизнь должны быть сохранены. Именно в этой среде, в некой корпоративности, общности формируется то, что мы называем университетским образованием.

Знакомы ли вы с зарубежными попытками определить векторы будущего образования?

– Траектория развития ведущих мировых вузов понятна и связана прежде всего с научно-исследовательской работой и с внедренческой деятельностью, в которую студенты довольно рано включаются, а также с более чётким структурированием самого высшего образования. Наверное, мы тоже к этому придём. Зачем, например, все вузы называть университетами?

Это, с одной стороны, девальвирует само понятие «университетское образование», а с другой – сбивает с толку: есть колледж, есть школа, есть высшая, высококачественная школа, есть университет, есть исследовательский университет. Исходя из этой структуры и развивается зарубежное образование, поэтому мне кажется, что они будут и дальше идти таким путём. В этом смысле и нам необходимо принять данную систему со всеми её хорошими качествами.

То есть следует копировать зарубежную модель?

– Нельзя сразу сказать, что завтра мы переходим на такую-то европейскую или международную систему. Не надо делать резких шагов – модернизация должна быть там, где это затрагивает существенные интересы нашей образовательной среды. Например, проблема сохранения аспирантуры и переход сразу на подготовку докторов: эта тема затрагивает тысячи кандидатов и докторов наук, и здесь нужно всё верно просчитать. Следует учитывать традиции, нужно, чтобы присутствовал консервативный элемент. А радикализм и революционность должны быть там, где необходима модернизация, – в увеличении научных исследований, в коммерциализации, во внедрении новых образовательных технологий.

А каким вы видите будущее Алтайского государственного университета?

– Я надеюсь на чёткую структуризацию вузов, которая должна учитывать различные аспекты – и историческое предназначение того или иного университета, и сложившийся потенциал, и геополитическое и географическое расположение. К примеру, Арктический университет создавался для того, чтобы занять свою нишу в образовательно-научном пространстве среди стран, которые объединяет Арктика. У Алтайского государственного университета тоже есть хорошая ниша – это азиатское направление. Существует такой проект, который поддержал Дмитрий Медведев, будучи президентом России, – создание Азиатского университета. Это направление входит в общую концепцию Евразийского пространства, которую наше правительство видит в перспективе. На прошлой неделе я был в казахских вузах и видел, что они заинтересованы в том, чтобы отправлять своих выпускников к нам учиться, готовить преподавателей высшей квалификации, делать совместные образовательные и научные проекты.

То есть Алтайский университет будет «глобализованным» вузом?

– Именно, но в азиатском направлении. Для нас Азия представляет очень серьёзную перспективу, поскольку большая часть России фактически находится в Азии, и здесь решаются глобальные проблемы: и демографическая, и экологическая, и, в конце концов, политическая. Вес азиатских стран – Китая, Индии, Сингапура, Японии, Южной Кореи – в образовательном мире растёт.

Вы изучаете их опыт развития?

– Конечно, есть взаимодействие с крупными вузами Китая, например с Северо-Восточным университетом в Шэньяне. Но мы изучаем опыт и европейских стран – у нас очень хорошие отношения с немецкими университетами. А в сентябре мы проведём конференцию по нанотехнологиям: в этом направлении мы развиваем сотрудничество с Аризонским университетом, а это один из ведущих университетов Америки.

У них различные подходы к образованию, различны менталитет и государственная политика. Вузы Америки динамично развивались, собирая последние 20 лет лучшие кадры со всего мира. В Китае вложенные средства в вузы начали приносить плоды сейчас. Мы же только выделили федеральные университеты, построили кампусы, но ведь девять университетов – этого так мало на всю страну. Без серьёзного финансирования и Алтайский университет не сможет развиваться в азиатском направлении.

Какие инновации в образовании вы внедряете в своём вузе?

– Мы выиграли конкурс, и университет получил возможность развиваться через Программу стратегического развития. Сейчас мы выходим на новый уровень в сфере IT-технологий, биотехнологий и в очень серьёзном направлении – космическом мониторинге окружающей среды, где нужны не только научные исследования, но и подготовка специалистов. В сентябре мы проводим большой образовательный форум, ждём приезда ведущих экспертов, и на форсайт-сессиях мы обсудим все проблемы и направления развития.

Вы собираетесь принять участие в проекте «Форсайт-Пароход». Вы хорошо знакомы с форматом форсайта?

– В нём нет ничего необычного. Любая дискуссия, если направить её на «футурум», на будущее, может стать форсайтом. Это мозговой штурм, только он направлен не на конкретную сегодняшнюю ситуацию, а на ситуацию завтрашнего и послезавтрашнего дня.

Должна ли участвовать молодёжь в проектировании будущего?

– Те молодые учёные или студенты, которые побывали в научных или образовательных командировках, наверное, понимают, что такое образование за рубежом. К тому же они ещё не зашорены, не введены в рамки и не понимают экономических ограничений, которые существуют, а потому могут предложить радикальные варианты развития.

Публикация www.strf.ru в рамках спецпроекта совместно с Агентством стратегических инициатив.

Возврат к списку