Алтайский Краевой Инновационный Банк Данных
Министерство экономического развития Алтайского края
Управление инновационного развития и кластерной политики 
Алтайский Центр
Кластерного Развития
Инновации

Демографическое старение и адаптивные стратегии лиц пожилого и старческого возраста: региональный аспект

Отношение к критическим технологиям:
-


Контактная информация

Название организации
ФГБОУ ВПО "Алтайский государственный университет"


ФИО руководителя организации
Землюков Сергей Валентинович


Юридический адрес
656049, г. Барнаул, пр. Ленина, 61


Почтовый адрес
656049, г. Барнаул, пр. Ленина, 61


ФИО руководителя проекта:
Максимова Светлана Геннадьевна


Аннотация проекта

Постановка и описание научной или научно-технической проблемы, решаемой в рамках Проекта
На современном этапе трансформируются содержание и тенденции развития процессов и явлений, составляющих сущность нашей эпохи. Одним из таких процессов, оказывающих значительное влияние на функционирование и развитие общества и человечества в целом и во многом определяющих состояние и потенциал социума, является так называемое «старение» («постарение») населения, происходящее в большинстве развитых стран мира и требующее не только от социальной науки, но и от социальной политики и практики принятия адекватных мер по всестороннему изучению этого процесса, предупреждению и нивелированию его возможных негативных последствий. Эти аспекты определяют изменения в функционировании и развитии социальной сферы не только на федеральном, но и региональном уровнях, где высока роль влияния поселенческой, муниципальной составляющей системы социальной защиты населения старших возрастных групп. Они зависимы и от общего контекста социального и экономического развития регионов современной России, их муниципальных образований. Научная проблема, на которую направлен проект, связана с разработкой эффективных методологических подходов к анализу феномена старения общества и адаптивных стратегий лиц пожилого и старческого возраста с учетом регионального развития.


Современное состояние исследований в данной области науки, сравнение ожидаемых результатов с мировым
Современная демографическая ситуация в стране и прогнозируемое увеличение численности населения пожилого и старческого возраста в начале ХХI века требуют решения ряда проблем социально-экономического, медицинского и гуманитарного характера, относящихся к конкретным потребностям стареющих людей. Проблемы старения и стареющего общества исследовались такими авторами, как О. Поллак (O. Pollak), Дж. Розен (J. Rosen), Б. Ньюгартен (B. Neugarten), С. Тиббитс (C. Tibbitts), Д. Бромлей (D. Bromley), М. Колер (M. Koller), Д.Ф. Чеботарев, М.Д. Александрова, Н.Н. Сачук, А.Т. Шаталов, Т.В. Карсаевская, А.В. Дмитриев, С. Бьювиор (S. Beauvior), Н.Ф. Дементьева, В.В. Болтенко, Н.М. Доценко, Е.Ю.Шаталова, Т.И. Петракова, М. Левеет (M. Levet), С. Пеллетиер (C. Pelletier), А. Зых (A. Zych), Б.Ф. Ломов, Е.Ф. Рыбалко, К.А. Альбуханова-Славская, Г.П. Медведева, Е.Н. Хрисанфова, Б.Д. Бреев, М.Э. Елютина, К. Кинселла, В. Велкофф, О.В. Краснова, А.Г. Лидерс, А. Сови. Наиболее обстоятельно на сегодняшний день рассмотрены следующие аспекты исследований старших возрастных групп: социально-демографический состав населения старших возрастов и продолжительность жизни различных половозрастных и социально-профессиональных групп престарелых (Э.Л. Россет, Н.Н. Сачук, В.В. Никитенко, В.В. Никитин); экономические и правовые аспекты системы социального обеспечения престарелых (В.А. Ачаркан, Н.В. Вержиковская, Т.Л. Ехнева, О.Х. Герзмава, И.П. Пивоварова, А.Н. Егоров); проблемы трудовой реабилитации и выбора оптимальных форм труда для лиц с ограниченной или утраченной работоспособностью, сниженными адаптационными возможностями организма (Е.И. Стеженская, А.А. Дыскин, Т.М. Пылина, И.К. Кряжева, М.Я. Сонин, Н.В. Вержиковская, Т.Л. Ехнева, М.М. Тульчинский); социальные проблемы геронтогенеза, биосоциальной детерминации и гетерохронности старения, влияния общих социальных условий, общественного и научно-технического прогресса на продолжительность творческой деятельности и жизни человека (И.В. Давыдовский, М.Д. Александрова, Т.В. Карсаевская, А.Т. Шаталов, А.И. Урюпин, Д.Ф. Чеботарев, Б.Г. Ананьев, Б.Д. Парыгин, В.А. Барабой, И.Н. Димант, В.В. Фролькис); проблемы образа жизни (Н.Н. Сачук), социальной адаптации пожилых людей к статусу пенсионера (Н.В. Панина, В.Д. Шапиро); проблемы конструирования социальных связей пожилых людей, участия в формальных и неформальных видах активности внутри сообщества, некоторые аспекты коммуникативных ресурсов представителей третьего возраста (В.Д. Альперович, И.П. Лотова, Л.И. Михайлова, В.Д. Патрушев, Л. Соловьева). Проблематика совершенствования обслуживания престарелых граждан в последние полтора–два десятилетия в России получила разработку прежде всего в педагогической (Е.М. Дуранов, Л.П. Липовая, Е. Смирнова и др.) и психологической литературе (О.В. Краснова, А.А. Заворыкин, В.В. Болтенко и др.), частично на рассматриваемую группу вопросов выходят разработки социально-философского плана (Т.Г. Дичев, С.В. Кинелев, А.В. Панина), особого внимания заслуживают труды специалистов, ориентирующихся на междисциплинарный, комплексный анализ проблемы (С.И. Григорьев, Л.Г. Гуслякова, Н. Федорова, Е.М. Холостова). В этой связи принципиальное значение имеет определение теоретико-методологических оснований осмысления конструирования новой геронтологической реальности. Это тем более важно сделать, учитывая полипарадигмальность современной социологии, а также сопряженных с ней научных дисциплин, исследующих проблемы старости и старения (социальная психология, социальная педагогика, теория и методика социальной работы, конфликтология, демография, социальная философия и др.). Современные работы отечественных (Г.И. Осадчая, Л.Г. Гуслякова, Ж.Т. Тощенко, Е.И. Холостова, В.Г. Бочарова, А.М. Панова, Н.В. Панина и др.) и зарубежных (Г. Арлинг, Г. Бернлер, Л. Юнсон, Б. Леннер-Аксельссон, Я. Робертсон, Х. Вудворд и др.) авторов посвящены в основном социальному управлению, особенностям развития социальной сферы, методам социальной защиты различных групп населения, в том числе населения престарелого и старческого возраста. Среди российских социологов доминирует стремление рассматривать означенный круг проблем с позиций системной социологической парадигмы (Ю.В. Арутюнян, В.И. Добреньков, Г.И. Осадчая, В.С. Барулин, А.О. Бороноев, В.П. Васильев, А.И. Кравченко и др.), структурно-функционального анализа (М.Я. Бобров, В.И. Ильин, А.А. Галкин, Э.К. Васильева, С.М. Михайлова и др.), марксистской социологии (Ю.П. Аверин, А.А. Удоденко, А.М. Ковалев, Б.В. Князев, И.М. Слепенков и др.), социологии конфликта (Ф.М. Бородкин, Ю.Е. Растов, А.Г. Здравомыслова и др.), с учетом ориентации ряда российских социологов (Т.И. Заславская, З.И. Калугина, М.А. Шабанова, Л.Я. Косалс, Р.В. Рывкина) на выявление социальных механизмов, характеризующих различные стороны общественной жизни. В особенности интенсивно проблема социальных проблем разных возрастных групп исследуется в русле неовиталистской социологической парадигмы. На Алтае этому посвятили свои труды многие из тех специалистов, кто так или иначе исследует социальную сферу, проблемы управления учреждениями социального профиля (С.И. Григорьев, Л.Г. Гуслякова, Л.Д. Демина, Ю.Е. Растов и др.). Этому способствовало и повышение внимания социологов к регионалистике, краеведению (А.А. Удоденко, А.Я. Троцковский, А.М. Сергиенко, Л.В. Родионова и др.), а также политике совершенствования технологий ее осуществления в определенных социально-территориальных и конкретно-исторических условиях. В развитии современной социальной науки о старости можно выделить три основных направления: это изучение старения как процесса в его биологическом и психологическом измерениях; это институциональный подход, акцентирующий проблемы социоэкономического статуса и социальных ролей престарелых; и, наконец, историко-культурологический анализ, сопоставление различных представлений о старости и социальных подходах к ее оценке. В рамках этих направлений создаются различные модели социогеронтологического знания, предмет которого составляют, таким образом, процесс старения в его социоисторической динамике, во-первых, и социальное положение и психологический опыт пожилых как специфической социовозрастной группы, во-вторых. Развитие теоретического знания о старости и престарелых предполагает разработку геронтологической парадигмы. Формирование такой парадигмы в геронтологии как социальной науке связано с неоднозначным пониманием сущности проблем, связанных с процессом и результатом старения, и различными способами их решения. L. Tornston выделяет пять основных парадигм, в рамках которых осуществляется сегодня теоретическое осмысление старости. Первая из них связана с интерпретацией социальных проблем в терминах социальной патологии. Антиподом этой парадигмы является мораль, где точкой отсчета выступает уровень организации социального целого, степень взаимосвязи его частей. Соответственно источником социальных проблем будет здесь нарушение стройности социальной системы, ее дезорганизация. Применительно к положению престарелых в современном обществе можно говорить о разрушении вследствие индустриализации и урбанизации традиционного образа жизни и порожденного им образа старости как синонима житейской и профессиональной мудрости. С этих позиций решение социальных проблем престарелых предполагает те или иные макроструктурные изменения. В рамках третьей парадигмы L. Tornston, C.H. Victor рассматривают социальные проблемы, выступающие как явный или скрытый конфликт ценностей. Проблема старения заключается, таким образом, в неизбежности непрерывного конфликта между потребностями индустриального рынка, нуждающегося в притоке свежей рабочей силы, и стремлением стареющего индивида актуализировать ценность своего социального и личностного "я" посредством продуктивного труда. Четвертая парадигма рассматривает возникновение социальных трудностей через призму концепции девиантности. Пятая модель базируется на теории "наименования"; проблемы старости интерпретируются здесь как следствие неадекватного ее восприятия или "навешивания ярлыков" (старый, слабый, больной, бедный и т.п.). Не все существующие геронтологические теории развиваются в пределах названных парадигм. Исключение составляют, например, попытки понять феномен старения с позиций концепции жизненного цикла, здесь чаще всего обращаются к психоаналитической традиции - к теориям З. Фрейда, К. Юнга, Э. Эриксона и др. Особое внимание уделяется теории символического интеракционизма, которая дает возможность "эмпирически проследить динамику старения" посредством обращения к символическим аспектам взаимодействия пожилых людей с окружающей социальной средой, а также проанализировать формы приспособления к изменяющимся условиям жизни. В рамках интеракционистского подхода специальный интерес представляют такие темы , как адаптация пожилых в домах престарелых, работы И.С. Ионкувене, М.А. Ноботас, А.А. Ригиной, В.В. Болтенко; ролевые изменения, связанные с увольнением и пенсией, исследования Н.В. Паниной, В.Д. Шапиро, Б.Д. Петрова. Наконец, теория возрастной стратификации, которую предложили M.W. Riley, R.S. Laufer, V.L. Bengston, позволяет рассматривать общество как совокупность возрастных групп и таким образом отразить обусловленные возрастом различия в способностях, ролевых функциях, правах и привилегиях. В рамках этого подхода на первый план выдвигаются такие проблемы, как место пожилых в обществе, индивидуальное перемещение из одного возрастного страта в другой, механизмы распределения социовозрастных ролей и т.п. Такая позиция позволяет охарактеризовать престарелых в терминах демографических показателей, проследить их взаимоотношения с прочими возрастными группами. В геронтосоциологии выделяют также социально-психологические подходы к изучению позднего периода жизни: пессимистические, такие как "дефицитная модель старения", "теория освобождения от дел", "концепция разобщения", им на смену приходит тенденция к принятию "ограниченного", "модифицированного неооптимизма" и др. Согласно теории "освобождения от дел", или "разобщения" (disengagement), которая разработана S. Rosen, B.L. Neugarten, E. Cumming, W.E. Henry, разобщение состоит в разрыве связей между личностью и обществом, уменьшении энергии и ухудшении качества тех социальных связей, которые еще сохраняются между нею и обществом. Это психосоциальное явление особенно свойственно людям в предпенсионном и пенсионном возрасте, что обусловлено естественным изменением психики стареющего человека, с одной стороны, и внешними социальными воздействиями - с другой. Разобщение может проявляться как в ослаблении социальных контактов и специфическом отстранении более молодых поколений и общества в целом от пожилых людей, так в выходе на пенсию и связанной с этим утрате социального статуса, уменьшении поступлений информации, которую обеспечивал этот статус, спаду коммуникабельности. S. Beauvoir говорит, что старикам приходится сталкиваться с ограниченным будущим и застывшим прошлым. Все их планы свершены либо оставлены, их жизнь уже завершилась как бы сама по себе, они ничего от нее не хотят, им нечего делать. Г.С. Алексеевич считает, что "особую роль в эмоциональных переживаниях стариков играет сознание удавшейся или неудавшейся жизни. Если последствия жизненных ошибок серьезны и непоправимы, могут появиться мрачное настроение, тоска, замыкание в себе, чувство безнадежности и т.д. Он предполагает, что для большинства людей старость безрадостна и что счастливые старики встречаются пока довольно редко. Вместе с тем, пессимистические подходы к позднему периоду жизни сейчас все больше сменяются тенденцией к принятию "ограниченного", "модифицированного неооптимизма". В работах И.С. Кон, L.N. Knowles, H.A. Ross, L. Rosenmayr, E.A. Hefferin подчеркивается, что необходимо учитывать не только внутриличностные процессы, но и взаимодействие пожилых людей с ближайшим социальным окружением и обществом в целом. L. Rosenmayer предлагает свою модель старения - "обмена", или "ассимиляции и отдачи", синтезируя некоторые позитивные положения теорий пассивности и активности. Если баланс между тем, что пожилой человек получает от своего окружения, и тем, что он ему отдает, достигается, старость может быть активным периодом жизни. Степень материальной, психологической, социальной поддержки пожилым людям со стороны среды и соответственно их отдача в разных общественных условиях неодинакова. Поэтому оценка возможностей активного образа жизни определяется в первую очередь положением людей в конкретной обстановке. И пессимизм, и ограниченный оптимизм многих моделей старения не случайны, что показывает и сознательно или невольно обосновывает теоретически то неблагоприятное положение, в котором находятся люди старшего поколения. При всей разноплановости исследований общими результатами являются признание неправомерно низкого статуса старого человека, нерешенности социальных проблем пожилого возраста, серьезных издержек во взаимодействии старшего поколения с другими возрастными группами, жизненным пространством, которое его окружает, а также поиск концептуальных подходов, оптимальных моделей достойной старости, механизмов, способствующих увеличению соответствия потребностей пожилых людей требованиям, налагаемым на них окружающей средой.


Новизна подхода в решении обозначенной проблемы
Представленный проект впервые дает возможность создания современной геронтологической парадигмы основанной на комплексном изучении и теоретическом осмыслении: с одной стороны, воздействий макросоциальных факторов на положение престарелых и доминирующий образ старости, а с другой стороны, анализу как эти социальные воздействия общественных групп и отдельных индивидов подготавливают трансформацию ценностей и социальных связей на уровне макроструктур, т.е. трансформация социокультурных норм на уровне общества. В свою очередь, такое видение проблемы создает новые предпосылки для развития демографических и геронтологических, психологических и медицинских, экономических и правовых ее исследований. В контексте реформ и кризисного развития современной России такая стратегия решения проблем пожилых людей дает хорошие возможности определить приоритеты, конкретные эффективные формы помощи и самоподдержки людей старших возрастов. Оригинальным является то, что разработанная теоретическая модель социального механизма формирования адаптивных стратегий лиц старших возрастных групп в рамках становления новой геронтологической реальности: – позволит выявить уровень сформированности социальных установок общества к старшему поколению; – позволит выявить особенности воздействия социокультурных норм на восприятие проблем старости и социальные практики в системе социального обслуживания граждан; – обеспечит целостное видение процесса функционирования и развития системы социальной защиты старших возрастных групп; – позволит определить место и роль системы социального обслуживания в механизме обеспечения адаптации лиц пожилого и старческого возраста; – сформулировать направления модернизации функционирования и развития системы социального обслуживания лиц пожилого и старческого возраста на региональном уровне. Оригинальным результатом проекта будет являться созданная система социальных показателей, включенных в теоретическая модель социального механизма формирования адаптивных стратегий лиц старших возрастных групп в рамках становления новой геронтологической реальности для измерения как специфики реактивно-адаптационного поведения лиц пожилого и старческого возраста, так и уровня сформированности социальных установок общества к старшему поколению.


Описание области применения результатов научно-исследовательской работы
В предполагаемом исследовании впервые будет осуществлен комплексный подход к изучению формирования адаптивных стратегий лиц старших возрастных групп, социальной адаптации представителей социальных групп пожилого и старческого возраста на основе социологического исследования. Кроме того, будет показана дифференциация процессов социальной адаптации. На основе этого будут разработаны комплекс реабилитационных мероприятий и научно-методические рекомендации по социальной адаптации для социологов, психологов, социальных работников, управленческого актива учреждений социальной защиты.


Имеющийся у коллектива научный задел по предлагаемому проекту, полученные ранее результаты, разработ
Имеющийся у коллектива научный задел по предлагаемому проекту заключается в проведении пилотажного исследования категориальных структур обыденного, житейского сознания представителей различных поколений, описание эталонов межличностного восприятия, авто- и гетеростереотипов, присущих лицам пожилого и старческого возраста и лицам молодого возраста, описание их отношений к тем или иным социальным ролям и социальным типам, описание особенностей межличностного взаимодействия. На основе глубинного интервью 128 характеристик межличностного взаимодействия были выделены шкалы дескрипторы (в качестве шкал для построения семантического пространства использовались категории, описывающих межличностное взаимодействие (выделенные на основе методики «Интерперсональной диагностики Т. Лири). В качестве шкал-дескрипторов в исследовании использовалось 54 характеристики, соответствующие разным вариантам межличностных отношений, которые образовывали 27 биполярных шкал. В качестве объектов оценки, выражающих межпоколенные обобщения и стереотипы, было взято 8 понятий (ролевых позиций в терминах Дж. Келли), представленных следующими смысловыми блоками: «Я в настоящем», «Я в прошлом», «Я в будущем», «Идеальное Я». «Старшее поколение (как социальная группа)»; «Молодое поколение (как социальная группа)»; «Близкий молодой человек»; «Близкий пожилой человек». Испытуемые, в роли которых были представители старшего поколения (110 человек), молодого поколения, работающих в органах социальной защиты (Комитет по социальной защите – 69 человек; Рубцовский дом-интернат – 58 человек, работники других домов-интернатов и территориальных центров – 56 человек), обоего пола, разного возраста и образования, оценивали по семибалльным шкалам (от – 3 до +3) степень того, насколько каждый данный дескриптор соответствует или может служить характеристикой каждому оцениваемому объекту (ролевой позиции). Обработка данных включала суммирование индивидуальных протоколов в общегрупповую матрицу данных (8 объектов х 27 шкал-характеристик межличностных отношений) с последующим применением факторного анализа методом главных компонент, включающим подпрограмму поворота факторных структур Varimax (Иберла, 1980). Факторный анализ осуществлялся по программе из пакета прикладных статистических программ (в авторской программе Kelly, разработанной В.И. Похилько и Н.Н. Страховым). Анализ результатов позволил получить профили двух групп лиц пожилого и старческого возраста отобранных по изначально заданным критериям адаптированности (группа 1) и неадаптированности (группа 2) по усредненным данным субъективных представлений респондентов о себе и социальном окружении. Сравнивая результаты, полученные в первой и второй группе лиц пожилого и старческого возраста, проживающих в доме-интернате, выделенные по критерию адаптированности – неадаптированности можно сделать следующие выводы: категориальные установки пожилых людей как первой, так и второй группы резко выраженных различий не имеют. Для обеих групп ярко выраженное противопоставление черт «Я идеальное» и не соответствие этих черт у молодого и пожилого поколения, как социальных групп, но при этом «молодое поколение» и «старшее поколение» находятся в разных плоскостях и описываются различными конструктами. Себя пожилые люди отмечают, между двумя этими полюсами. При этом «Я в прошлом» находится ближе к идеалу, таким образом можно говорить об отождествлении этих ролевых позиций в сознании пожилого человека. Позиция «Я в будущем» смещена ближе к противоположному полюсу, для первой группы эта позиция находится на положительном, а для второй – на отрицательном полюсе, это говорит о трансформации образа «Я» в сознании пожилых людей, об неустойчивости общего представление «Я», что в большей мере имеет место во второй группе (дезадаптированных лиц), это может сказываться на отношениях и поведении с окружающими людьми. Проведенный анализ результатов показал, что в мышлении пожилых людей имеет место ригидность в оценках себя и окружающих. Как в первой, так и во второй группе можно отметить наблюдаемую полярность суждений, которая выражается в двух вариантах: 1) типичная биополяризация оценочных суждений (испытуемый отвечает только по краям); 2) боязнь края (испытуемый отвечает все время близко к центру), возможно это в какой-то мере объясняется инволюционными процессами, происходящими в психике при старении. Таким образом, была апробирована методика для изучения социальных представлений и установок общества к лицам пожилого и старческого возраста. На основе этого предлагается продолжить в исследования в данном направлении в предложенном проекте.


Перечень основных публикаций и публичных выступлений, в которых отражены достигнутые результаты научно-исследовательских работ по проекту
-


Перечень международных, федеральных, региональных и муниципальных конкурсов, в которых проект был признан победителем
-


Текущая стадия разработки проекта
Научно-исследовательская работа


Патентная чистота научно-технического задела, его защищенность
Имеются патенты


Тип научно-исследовательской работы
Поисковые проблемно-ориентированные исследования


Описание основных ожидаемых научных результатов
Ожидаемые в конце 2011 г. конкретные научные результаты Социологический и аналитический контроль за ходом реализации проекта и оценка его эффективности и успешности проводится по его реальным результатам: 1. аналитический обзор особенностей демографического старения на региональном уровне; 2. механизм формирования адаптивных стратегий лиц старших возрастных групп в рамках становления новой геронтологической реальности, характеристики структуры и содержания социального механизма формирования адаптивных стратегий лиц старших возрастных групп в современном российском регионе; 3. алгоритм исследования адаптивных стратегий населения старших возрастных групп; 4 инструмент, включающий стандартизированных показателей изучения социального положения и оценки адаптивных стратегий лиц старших возрастных групп, особенностей адаптации представителей старших возрастных групп в современных условиях; 5. инструмент экспертного опроса для оценки геронтологической политики и восприятия проблем старшего возраста в регионе; 6. база данных социологического исследования адаптивных стратегий населения Алтайского края в возрасте 45-75 лет; 7. база данных экспертных опросов для оценки геронтологической политики и восприятия проблем старшего возраста в регионе. 8. подготовка серии статей.


Ожидаемая научная, научно-техническая продукция
Базы данных Научные статьи


Срок реализации Проекта (месяцев)
24


Необходимый объем финансирования (тыс. руб.)
600000


Ключевые слова

-


Графические, презентационные, текстовые и иные материалы к проекту

-